Воскресенье, Декабрь 15

Рецензия на альбом Дельфина «Край»

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Когда не гуляю по улице, я смотрю ОДНУ девушку на Ютубе. Барышня обозревает спортивные видео. Озаглавлены они как: «Новоиспечённый фанат НБА/НФЛ/ММА смотрит нарезку лучших моментов». Это реакции красивой женщины на спорт, где она понимает разве что там нужно забивать мяч в корзину, а тут набить морду сопернику. Вот примерно так я заплываю в океан из всяких экспериментальных жанров. Я люблю грубые, вырубленные топором разделения: рэп, рок, хаус, сальса. Когда я слышу названия synth-pop или dark wave у меня дёргается глаз. Идите и почитайте определение Дарк Вейва на Википедии. Гарантирую, что ваше желание убивать вырастет выше обычного. Я не готов к такому уровню детализирования. Однако сейчас, оно нам нафиг не нужно, ведь мы говорим о новом альбоме Дельфина.

Технически Дельфин – не музыкант. Он посредственно поёт, так себе читает рэп, плохо играет на гитаре, разве, что по приколу барабанит. «Тот самый Дельфин» — именно так хочется его называть. Человек повидал музыкальную индустрию изнутри, прожил в ней целую жизнь, познал космический успех и крупные вознаграждения за творчество.

При этом видно, что молодой Дельфин творит по приколу, чтобы эпатировать публику. Он пишет биты на драм машине, читает рэп, пробует играть на гитаре и хреново поет. Дельфин – российский Сид Вишес. Нихрена не умеет, но аутентичен и признан иконой. Имя его гремит и это окружено ореолом.

Андрей Лысиков — мистичный и сумрачный гений, поплававший в разных субстанциях. Вначале пишет депрессивный и безысходный самопальный рок. «Дубовый Гайъ» ценится старожилами за грязный звук и суицидальный посыл. По сути, это первая российская эмо-музыка.

Потом ныряет в гиперуспешную быдлогруппу «Мальчишник». Дельфин признаёт, что это чисто коммерческий проект и открещивается от титула пионера русского хип-хопа. Ближе к 30 лицо обретает налёт серьёзности, музыка тяжелеет. Творчество конца девяностых – противоположность «Мальчишника» — мрачное, глубокое, замысловатое.

В 90-е он пишет непритязательные тексты в составе «Мальчишника». Массы встречают их музыку на ура. Когда проект умирает, дельфин уплывает в АЛЬТЕРНАТИВУ и вся интеллигентная Россия признаёт его большим творцом и гениальным поэтом. А со времён альбома «442» ещё честным и смелым гражданином на фоне песен с критикой к происходящему в стране.

«Край»

Айтюнс обозначает его «альтернативой». Альтернативой чему? Тому, чтобы ничего не слушать? :) Чисто эмоционально и звуково напоминает думерский пост-панк. Да, я казуальный любитель музыкальных подборок на Ютубе. Однако, «Край» — зверь другого леса. Или не зверь, а фрукт. Strange Fruit.

Я слышу угрюмость и безысходность, лупцующие барабаны и знакомый поэтично-страдальческий голос. Тем не менее, под это неприятно гулять по тёмным улицам индустриального города, да и покурить, погрузившись в мысли, не получится. В отличие от отстранённого пост-панка, который приглашает погрузиться в личную ностальгию, музыка Дельфина нагло хватает слушателя за рукав, нагнетает и что-то хочет внушить. Да это и не музыка. Она не развлекает, она резкая и агрессивная, как голос из громкоговорителя. Слушай, слушай!. До меня пытаются донести информацию, которую я не хочу воспринимать.

Я не люблю когда мне с голосом мудреца, пытаются внушить нечто на уровне лозунгов. После прослушивания альбома ты будто покидаешь кабинет стоматолога, где доктор сверлил зуб полчаса, но в итоге он болит ещё сильнее. Это душная и неприятная музыка. Она требует внимания и переваривания. А переварить этот продукт тяжело, как канистру с нефтью. Трудно представить человека, которому симпатична такая музыка. Мы с ним не подружимся.

Поделиться

Комментарии закрыты.

Adblock
detector