Четверг, 19 ноября

Декада южного рэпа. Часть 2: Хьюстон и Майами

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

«Грязный Юг» не стал бы популярен у чернокожего населения, если бы не плясал от других популярных стилей афроамериканской музыки. Юг обожает танцы и снисходителен к тексту.  Таков главный фильтр, отсеивающий внешние стили. Южные артисты делают музыку по запросам местного потребителя и сначала полюбились югу, а там приоткрылись врата и для широкого слушателя.

Первая часть большого пути, что прошёл южный рэп по ссылке.

Из-за культурной и географической удалённости от крупных сцен в таких городах как Атланта и Новый Орлеан музыкальные корпорации покинули региональные рынки. Вернулись они, когда потенциальная доходность стала неоспоримой. Они объединялись с местными независимыми игроками и подключали свои мощности для раскрутки. Их усилиями образовался приятный образ и звучание юга для массового потребителя. Со временем мазафакеры затанцевали по всему США. Куда денешься, когда за дело взялись профессионалы?

Музыкальная сцена в главных городах юга развивалась неравномерно. Они вспыхивали и разгорались один за другим с интервалом в несколько лет. Одна высокая численность афроамериканского населения не гарантирует, что город станет центром рэпа, но это – главный фактор. Поговорим о городах, где под палящим солнцем вызревал южный рэп.

Майами

Майами отличается от Атланты, Мемфиса, Хьюстона или Нового Орлеана климатом и историей. Месторасположение и буйная демография сформировали культурную пестроту. Рэп-магнат Лютер Кэмпбелл говорил:

«Кубинцы и карибские негры наделили этот город индивидуальностью. Латинский стиль сочетался с чёрным, карибским ритмом и настроением».

Город расположен в середине между Карибским морем и северо-востоком. По объективным причинам контакты между людьми из ближайших штатов, такими как Алабама и Джорджия ограничены. Поэтому Майами построили свою рэп-сцену с басом и 2 Live Crew. Отличительные черты сформировались из музыкальной культуры бедных районов, включая Либерти-Сити, печально известного гетто, Овертауна, некоторых районов Опа-Локи и Северного Майами. Miami Bass, как бронебойное орудие, пробился на улицы города и за его пределы, заставив людей качаться под свой ритм.

Здесь диджеили The South Miami DJs, SS Express и Jammers. Они подключали проигрыватели к насыщенным басами звуковым системам в парках, ночных клубах, на вечеринках. Стиль Майами,  включает в себя особые техники воспроизведения низких, протяжных и громких басов, а также акцента на перкуссии. В общем это сабы на максималках, что прокачивают не тачку, а целую улицу.

Miami Bass — музыка с быстрым темпом 120-125 ударов в минуту. Диджеи выкрикивают всякую чушь, а толпа подхватывает. Miami Bass представил ряд новых разработок. По звучанию записи напоминали стиль Electro, который процветал в Нью-Йорке в 1982. Тогда Afrika Bambaattaa использовал футуристические мелодии, сцепляя их с барабанами, генерируемыми драм-машинами, секвенсорами и синтезаторами. Они опирались на опыт немецкой группы Kraftwerk. Вот так чернокожие украли электро у белых, которые когда-то украли у них рок.

Первые коммерческие записи появились в середине 80-х годов. Многие считают 2 Live Crew — Throw the D первой песней в стиле Miami Bass. К волне подключились Gigolo Tony, MC ADE, Clay D, The Gucci Crew, а также ветеран DJ и продюсер Pretty Tony и другие артисты, чьи имена вы забудете через секунду. Женщины-эмси Missy Mist, Debbie Deb и Candy Fresh тоже включились в движуху и записывались в годы становления Miami Bass. Критики называли образы дам в текстах и на обложках альбомов «гиперсексуализированной объективацией». Собственно, так оно и было.

В дополнение к крупным лейблам процветали и независимые звукозаписывающие компании, такие как Pandisc, Joey Boy и 4-Sight. Неудивительно, ведь популярность Miami Bass на вечеринках, автомобильных гонках, в магазинах аудиотехники для авто и ночных клубах только росла. Популярен он и в стриптизе. Мир развлечений для взрослых и рэп-сцена переплелись. Это показано в фильме «Грязный юг» (1996). Тем временем, музыка Miami Bass разделилась на два лагеря:

  1. Читка и пение для толп в ночных клубах, которые хотят непристойных текстов.
  2. Более сдержанный стиль, почти без речитатива, чтобы слушатели клуба или автомобилисты  наслаждались гулкими басами без лишних звуков.

В выпуске журнала The Source 1994 года, город именовали «скрытым очагом хип-хопа» и отмечали, что Bass притянул интерес рэп-мира, беспрецедентный для места за пределами Восточного побережья. Производство баса в стиле Майами распространилось на другие юго-восточные города, такие как Орландо, Джексонвилл и Атланту. А город из Джорджии преуспел больше всех, включая отцов стиля.

В начале 1990-х Майами наслаждался кратким моментом сияния на субтропическом солнце, поскольку стиль активно перенимали соседи. Несколько песен Whoot, there is от 95 South, пользовались успехом, но, влияние города к середине 90-х уменьшилось. Поток музыки из Атланты захватил уши публики. Miami Bass и подобная клубно-ориентированная танцевальной музыка появлялась по всему Югу, а производство записей больше не ограничивалось Майами.

Артисты из курортного города конкурировали с более мощными лейблами из Атланты, Нового Орлеана и Хьюстона. К середине 2000-х несколько рэперов из Майами, в том числе Trick Daddy, Trina и Rick Ross, вернули былую славу Майами, пробившись на национальные рынки. Лейбл Slip N Slide под крылом Atlantic Records зарекомендовал себя как один из важных независимых лейблов на Юго-востоке.

Хьюстон

Город на рэп-сцене с середины 80-х. Появился он в Южном парке — чёрном районе, который охватывает жестокие трущобы и улицы среднего класса. Real Chill вместе с группами Triple Threat и Royal Flush были частью первого поколения артистов и продюсеров из Хьюстона. А превратил город в раннюю столицу южного рэпа лейбл Rap-A-Lot Records. В 1986 его основали  чернокожий продавец автомобилей Джеймс Смит и Клифф Блоджетт — белый инженер-программист из Сиэтла.

Смит работал над формированием списка артистов и в конечном итоге собрал самый успешный проект — Geto Boys. Популярность обеспечило сотрудничество с Нью-Йоркским продюсером Риком Рубином. Он подписал контракт с Geto Boys на своём лейбле Def American и помог им записать потрясающий альбом, основанный на сэмплах. Стилистически пластинка соответствовала тенденциям в рэп-мейнстриме Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Единственным южным в Geto Boys было происхождение, которое восприняли как аномалию. Тогда никто не думал, что южные рэперы могут записывать востребованную музыку. Тем не менее, они — первые успешные рэп-артисты из Хьюстона.

Geto Boys

На волне популярности группа выпустила следующий альбом We Can’t Be Stopped в 1991. Это укрепило репутацию Rap-A-Lot и Хьюстона как центра южной рэп-сцены. А главное — показало исполнителям отдалённым от Нью-Йорка и Лос-Анджелеса, как можно придти к успеху.

Другие лейблы и артисты подхватили импульс Rap-A-Lot. Рэперы Bun B и Pimp C выросли в Порт-Артуре на границе Техаса и Луизианы, но в качестве группы UGK потянулись к рэп-сцене Хьюстона. Их дебют в 1992 на лейбле Big Tyme Recordz привлёк внимание Jive. Они подписали горячих новичков и выпустили несколько релизов группы, в том числе широко известный Ridin ‘Dirty в 96-м. Звучание UGK отличалось более медленным темпом и блюзовым грувом. Их стиль называли «Техасским фанком».

Несмотря на статус одного из ключевых игроков, определяющих южный рэп, UGK не удалось в полной мере воспользоваться популярностью. Прошло пять лет, прежде чем они выпустили новый альбом. В 2002-м Pimp C отправился в тюрьму за нападение при отягчающих обстоятельствах. Хотя немногие слушатели за пределами юга слышали музыку UGK во время расцвета, их растущая популярность ещё больше укрепила репутацию Хьюстона.

Suave House Records также сыграли роль в расширении рэп-сцены Хьюстона в 90-х. Этот лейбл основал уроженец Мемфиса Тони Дрэйпер, который переехал в Техас и привёз с собой самый горячий рэп-дуэт из родных мест — 8-Ball & MJG. Так они стали частью успешной рэп-сцены города.

Местный поджанр, так называемый Screw, сыграл важную роль в процессе популяризации Хьюстона. Он назван в честь DJ Screw, чьи Screw Tapes представляли рэп-песни, замедленные в два раза. Это опускает тональность и даёт глубокий бас вместе с перкуссией, а также тягучий вокал.

Музыка Screw оказалась идеальным саундтреком для торчков, потребляющих сироп от кашля. При большом количестве кодеин, что содержится в лекарстве, вызывает наркотический эффект. Screw использовали как приятный фон для прихода и неспешных танцев. Связь между этим музыкальным стилем и излюбленным наркотиком местных жителей очевидна. Почти каждый альбом или микстейп из Хьюстона всё еще доступен в двух версиях: обычной и замедленной — для ценителей.

В то время как DJ Screw умер от передозировки этим самым сиропом в 2000, жанр позаимствовали местные лейблы и продюсеры. Например Michael 5000 Watts. Элементы вдохновленные Screw Tapes, стали частью идентичности хьюстонских артистов. Песня 2004 года Still Tippin, написанная Mike Jones вместе с Slim Thug и Paul Wall стала хитом и познакомила мир с жанром Screw.

Сейчас сейчас это такой же олдскул, как и рэп из Нью-Йорка и Лос- Анджелеса в 90-х. Стиль не исчез бесследно, тот же A$AP ROCKY в начале карьеры читал на замедленные биты, подозрительно напоминающие Хьюстонский chop and screw. В городе появляются новые суперзвёзды, такие как Travis Scott, но вряд ли его можно считать последователем славных традиций. Впрочем, как я писал, современный рэп мутировал в нечто новое и не обходится без стиля и музыкальных ходов характерных для Dirty South.

Это вторая часть цикла статей о восхождении стиля Dirty South. Первая тут, а продолжение следует.

Поделиться

Комментарии закрыты.

Adblock
detector